МЕСТЕРЬЯРВИ – СПОРТИВНАЯ БАЗА ЛЭТИ

1976-1982 годы



Ключевые слова:
Юрка, Топа, Дядька, Дэн, Серега, Пит,
вечный студент Вовка, два Миши, штанга, Илья, Одинаковые, Абатуров, Спешнев


Справка. Бывшая финская деревня, до 1940 года входила в состав волости Уусикиркко Выборгской губернии Финляндии. На месте посёлка были деревни Местерярви, Яаковала и Иокела. Они располагались на берегу небольшого озера Местер-ярви (совр. Красное). Здесь проживали семейства Халтсонена, Кюуняряйнена, Рокка, Тетри, Мамиа, Катаяйнена, Кильстрема, Ратсас и Вестеринена. Самый большой яблоневый сад был у Саломона Маннонена, который сдавал свою продукцию на продажу. Из транспорта в деревне только ветка железной дороги, поезда на которой появляются редко. Три раза в сутки поезд идёт в сторону Выборга, и три раза в сторону Санкт-Петербурга.

Все, кто знают спортивную базу ЛЭТИ на озере Красное, в Местерьярви тех лет, наверное, сойдутся во мнении, что это было весьма достойное и любимое многими студентами и преподавателями учреждение университета. Фото относительно недавнее отражает пирс соседей и характер озера (прозрачное, как стекло).



Здесь некоторая подборка фото. Для вас, мои дорогие. Предвижу, что это последние черно-белые фотографии. Жизнь новых поколений будет освещаться в цвете. Но тем они и ценны. Эти картинки. Перед нами облик черно-белого столетия. Внутри себя оно было вполне себе цветным.



Станция, конечно. Местечко Местерьярви. Посередке Дэн,
левее – "соседняя группа". Это уже отъезд. Лето 1980-го позади.


Председатель профкома, Джафар Каримович. Такое впечатление, что он был рад за ребят, кому выписывал путевки, хорошо знал этот лагерь и охотно объяснил маршрут, как добираться. Что несколько in contrary с его обычно суровым видом, когда вопрос касается сбора членских взносов. Собственно, я не знал, что меня ждет в спортивно-оздоровительном лагере ЛЭТИ. По первом впечатлении лагерь мне не показался. Приехал поздно, приятели мои по секции штанги добрались ранее, расселились, непонятно где. Даже несколько приуныл. Какой то поселок палаточный. Спокойный такой дядечка, к которому обратился, тут же заверил меня, что никаких проблем не будет, и они, несерьезные проблемы эти, действительно, быстро растворились. Я то полагал, что компанию тренировочную нашу соберут вместе. Но это невозможным оказалось в первый год и каждый год мы жили потом на новом месте. То на лужайке у баскетбольной площадки. То на другой лужайке, у асфальтовой дорожки. Незнакомые ребята оказывались потом друзьями. Спортлагерь сдружил многих. Итак, вскоре мы привыкли к дисперсному существованию. Дальше началось самое интересное. Это и вид на озеро – к нему вела тенистая дорожка вниз, под высокими деревьями. И хозблок, с его гонгом к обеду. Это вы знаете, что мне вам рассказывать. По утрам первый год усиленно будили, и Виктор (и тренер нам сказал напрямоту, что мол нас он утопит в пруду, чтобы впредь неповадно другим .. Высоцкий) нас погонял, по дорожкам. Виктор тут имел свои уже разведанные места. Банька, на берегу озера. А мы, новички, эти места только осваивали и знакомились.


Освоились плотно. Через несколько лет "это было уже поселение на берегу озера". Курились дымки костров. Стояла своя техника (мопед). Видите, приятель мой, Юрка Попков (спиной к вам), возится с мотором. Я точу складной нож. Он сейчас на почетном месте, в чехле. Как и пугач из раннего детства. В те годы я нож метал, норовя попасть в дерево с пяти шагов. С сотни шагов – такое бывает в кино с Гойко Митичем. На руке – первые часы. Помнится, как огорчила первая царапина на стекле. Она зашлифовалась потом сама по себе, успев огорчить. Мопед занимал особое место в годы нашего детства. Мотоциклы прятались по сараям, повсеместно, но отцы еще не отдали их детям. Байкерское движение зарождалось при мне. Я же помню еще и экспансию велосипедов. Они тоже появились не сразу вдруг. Сначала – старенькими, поношенными. Мальчишки ездили на них "под рамой", с седла до педалей не достать. Едет шкет изогнувшись весь, крутит педали стоя на них. Мне достались несколько. В том числе "Урал", от братьев. И я ездил под рамой. Одно время это запрещали. Сосед, милиционер, как то раз вывинтил нипель с переднего колеса и спустил воздух. Помню, как он присел на корточки. И -пссс.. Неровен час, дескать, навернется. Вставил новый нипель, накачал колесо. Делов то. Были финки, эпидемия, когда на них ездили все возрасты, это отдельная история. И вот однажды появился мотор. Мой первый мопед, здоровенный, как мустанг, казалось, собрался сам собой, из воздуха. За домом на свалке валялись амортизаторы переднего колеса. Бачок для бензина нашел в металлоломе. Сосед Фома разобрал и не смог собрать мотор (нет, отвечает упрямый Фома). Двигатель лежал, высунув поршень, как язык, под капелью с крыши его дома. Помнится, солнышко, яркая такая картинка. Бери, махнул рукой Фома, все равно он не заведется. Карбюратор, большой такой, с танка, что ли, нашел, потом поменьше подарил одноклассник мой, Витька Иванов. Вещь собралась, завелась, и я почувствовал, что он несет, как конь. Реинкарнация? Был в прошлом настоящий конь, и сейчас он есть. Распался на атомы, но только махни рукой. Понадобился. И из ничего возникает эта машина.



Знаменитая вещь, двигатель Д-6, ода байку




Двигатель, который приволок Юрка, был из его истории детства. Велосипед какой то тут же нашелся, как хроменькая лошадка. Я говорю хроменькая, потому что седло у него вечно смотрело на сторону, сам он, разболтанный, ну, точно хромая лошадь. И возила она пожитки наши на Пистолет (озеро). Все шли налегке, а кто либо один отвозил пожитки. Пистолета (фото) у меня нет, но сейчас его можно найти в Интернет. В нем водилась рыба, и мы с Юркой устраивали там ночное – лов на донку. Натаскивали дочерта, делали уху, в лагерь относили. Куда то девали эту рыбу. Может, повар чего то готовил. Часть сами на берегу озера готовили. Юрка – корни у него в Сибири. Бабка, мать, отец оттуда. Рассказов, много. Как шли мужички за грибами. Телегу под грибы брали. Попали в наши руки утки. Я не решился их приготовить. Юрыч ощипал, нафаршировал чесноком, и поджарил. Оказалось – вкусно. Совершенно неожиданно, как невзрачная утка превращается в ароматный кусочек еды. На этом поприще Юрка снискал признательность спортивного лагеря – бывало, наловит и штук двадцать и более сготовит. Сидела вся честная компания, у костра. Поди помнят посиделки. Тренировались везде и всюду, и тем, что под руку попадет. Ниже штанг собранная из колес вагонетки, но это не спортивный лагерь, а местечко, где родители Юрки арендовали дачу.



Добрая собачка "а зовут меня, Ураган"



Ураган заметил корову, сейчас ей достанется !



Это встречено в сети, без сомнения, это наши спортсмены, 1979 год !


Пора привести какое то существенное фото, оно из сети. Напомнить наш пирс. Дорожка от кампуса вела вниз прямиком к этому пирсу. Дорожку окружал чистый лес. По ночам светились в нем светлячки, сказочная картина. Вода в озере Красном знаменита тем, что она в те годы была прозрачная. Сквозь двухметровую толщу воды видны камушки на дне. Да вы все это помните, ладно. Пирс, это времяпровождение, и философия этого места. Как то сидел, под Луной, свесив ноги к воде. Пришли две русалки. Отвернись. Разделись, залезли в воду. Надо мной посмеиваются. А мне то что? Подумаешь, неяды. Это еще первый курс. Первые впечатления. Светлячковый лес, русалки, гонг на обед. Что еще нужно, чтобы почувствовать себя в своей тарелке? Правильно, штанга. Ее мы вычислили на складе и водрузили на козлы, возле волейбольной площадки. Попрактиковали жим лежа. Волейболистам, приятелям нашим, не рывок же осваивать.



Девица, красавица. Жена моя.


Ну, это позднее. А пока я находился в компании молодежи. Занимающейся спортом. В волшебном этом месте. Палатки стояли то по одну сторону кампуса. То по другую. Первый год нас строили в линейки, потом все упростилось. Требовали утренних пробежек. Спать хотелось неимоверно, по утрам, нашли способ – падать за кровати. По палаткам видно, что это возможно. Вечером тренера спать загоняли. Свечки, фонари, все это запрещенное было. Идет Опрэ, проверяющий. Волна шорохов. Все все гасят. Это забавно, поэтому я об этой игре в кошки-мышки вспоминаю. Входила в ассортимент развлечений. Еще у нас были братья-близнецы, или, Одинаковые. На самом деле, они никакие не братья, а просто хорошие приятели, всегда держались вместе. Серега, по моему, и Коля. Серега – сын тренера, оба очень спортивных, и отец и сын. Был еще Абатуров. Была присказка один год – доктор не рекомендует. Что именно не рекомендует, не произносилось, а говорилось это по любому поводу, значимо и веско.



Деревня Пески (у моря): 5 мушкетеров Данилыч, Дядька, Юрка, Коля, Топа
Открываю глаза – Пески! (c. Топунов-Топа)



Пески, это поселок, на берегу моря. В нескольких километрах, лесом от спортивного лагеря. Ребята наладились ходить туда сдавать тару, чтобы купить пивка. "Открываю глаза – Пески !". Это из рассказа Топунова. Однажды, Андрюха поведал последствия одной такой кампании. Разморило его и он проспал всю ночь. Еще случай, отказали тормоза у автомобиля на трассе, у моря. Юрка рассказывал. Выжили. Чуть струхнули. Чего там только не было. За пять то лет. Продолжение детства.


Я понимаю, вы ждете фото. Оно есть у меня. Застряло в фотоаппарате Юрки Попкова. На одной половинке, кажется, виден Спешнев. Вы меня поправите, если это не так. На другой, борец тяжеловес Серега берет в руки кирпич. Серега одевал пионерскую форму и превращался в такого огромного пионерчика, что тоже составляло шарм нашего лагеря, который ценил шутки и юмор. Спешнев приносил Зощенко. Это рассказы, как девица – цоп в буфете пирожок. А у парня денег нет расплатиться за попутчицу. И что из этого вышло.


Тут мы видим картину утра. Нет, тут мы видим меня, с волейбольным мячом. В общем, это неинтересно, окружающим. Перехожу к следующему снимку.


Вот картина утра. Я ее сделал покрупнее, потому что на нем – местная знаменитость – Пит (в центре). И знаменит он тем, что божественно играл на гитаре. Скорее всего, это 1978 или 1979 год год. Слева Серега, замечательный парень, приятель наш, с Юркой. Вы его знаете, по сценкам – тележки для безногих, он неплохо играл инвалида, тронувшегося умом, в наших лагерных шоу.


Тут у меня пока кончается существенное фото. Может, выложу еще. Перед вами – зал женской гимнастики ЛЭТИ, куда мы ходили, привлекаемые (вы неправильно подумали) батутом. Юрка куролесит в своем стиле. Стоит на кольцах, на руках. Потом у нас была заруба, мы отжимались с десяточек раз, стоя на руках на брусьях. Брусья пошире и там хват надежнее. Проще удержаться и не спикировать вниз. Батут, кое кто его любил, прыгать – парить, виден. Компания со спортлагеря забралась на меня. Это курс 3-й или 4-й. Определенно, не выпускной. Я это привожу, ведь и вы там были. Вот доска и чеканный профиль нашего института.



ОБЩЕЖИТИЕ ЛЭТИ


Впечатляет, просто замок Дракулы, какой то.



У жены, Тамары, были свои спортивные приключения, и занятные фото. Лягушка путешественница объездила весь Союз.





Это ее спорт, на фото, Карелия



Тома.



Тома, Коля



Ваш гид, Ник II.

СТУДЕНЧЕСКИЙ ФОЛЬКЛОР

Rambler's Top100