ЛЕЙБНИЦ ГОТФРИД ВИЛЬГЕЛЬМ



Недостойно одаренному человеку тратить, подобно рабу, часы на вычисления, которые безусловно можно было бы доверить любому лицу, если бы при этом применить машину.

Г. В. Лейбниц (1646–1717)

Много бед принесла Германии первая половина XVII столетия. Тридцатилетняя война опустошила множество деревень и городов, привела в упадок торговлю и ремесла, население страны уменьшилось с 16 до 6 миллионов. Но – парадокс! – именно эта несчастная страна, которая в научном отношении тогда представляла собой глухую провинцию (она имела лишь одного ученого мирового класса – Иоганна Кеплера), дала миру Готфрида Вильгельма Лейбница, чей универсальный гений оказал громадное влияние на развитие не только немецкой, но и всей европейской науки.

Лейбниц родился 1 июля 1646 года – за два года до заключения Вестфальского мира, которым закончилась Тридцатилетняя война. В 7 лет Готфрид потерял отца, профессора этики Лейпцигского университета, 8-ми лет самостоятельно изучил греческий и латинский языки, а в 15 – окончил гимназию. Высшее образование Лейбниц получил в уни­верситетах Лейпцига, где изучал философию и право, и Иены, где слушал лекции по математике. В 1664 году он защитил магистерскую диссертацию по философии, а в следующие два года получил степени бакалавра и доктора права. С этого времени вплоть до смерти (13 ноября 1717 года) он состоял на службе сначала у майнцкого курфюрста, а затем у ганноверского герцога.

Выполняя их поручения, Лебниц становится дипломатом, государственным деятелем, архивистом, историком, занимается вопросами народного просвещения и церковными делами, улучшает горное и монетное дела... Помимо этого, Лейбниц ставит химические опыты, ин­тересуется медициной, изобретает различные устройства, выдвигает ценные идеи в геологии, психологии, лингвистике. Но как бы ни был велик вклад Лейбница в эти области человеческого знания, он не может идти ни в какое сравнение с его заслугами философа, физика, механика и особенно математика – одного из создателей дифференциального и интегрального исчислений.

С 1672 по 1676 г. Лейбниц живет в Париже, отправившись туда в составе дипломатической миссии. Пребывание во французской столице внесло огромный вклад в его развитие как ученого, в частности, математика. Так, в 1676 г. им были выработаны первые основания т.н. дифференциального исчисления, выдающегося математического метода. Именно точным наукам он в это время отдавал предпочтение.


Современников Лейбница поражала его фантастическая эрудиция, почти сверхъестественная память и уди­вительная работоспособность. Но не эти качества определяли гениальность Лейбница. Главным было его умение в любой проблеме увидеть, схватить то, что составляло ее сущность, основу. Он, как никто другой, умел обобщать. Эта ненасытная потребность обобщения заставляла его всю жизнь искать универсальный метод научного познания. Он считал, что мир создан Разумом Творца и живет по законам, которые не может преступить даже их создатель. Из этого Лейбниц выводил, что, во-первых, мир может быть познан Разумом Человека, а во-вторых, в разумном мире должна царить и править всеобщая «предустановленная гармония», а следовательно, должен существовать еди­ный метод познания мира.

Прообраз такого метода Лейбниц видел в методе математическом. Поэтому он пытался создать lingua generalis – универсальный язык, с помощью которого можно было бы заменить все логические рассуждения исчислением, проводимым, подобно алгебраическому, над словами и символами этого языка, однозначно отражающим понятия. Лейбниц писал: «...тогда в диспуте между двумя философами нужды будет не более, чем в диспуте между двумя счетоводами. Для разрешения противоре­чий достаточно будет взять грифеля и, сев за доски, сказать друг другу «Давайте вычислять».

Первая попытка создания lingua generalis, сделанная Лейбницем в юношеском сочинении «О сочетательном искусстве» (1666), основывалась на методе средневекового схоласта Раймунда Лулла.

Лулл был одной из интереснейших личностей средневековья. Он родился около 1235 года в городке Пальма на острове Мальорка, самом большом из Балеарских островов, мальчиком был приближен к арагонскому двору, позже стал королевским сановником и воспитателем принца – будущего правителя Мальорки Иакова II. Его карьере помог успех у женщин. До 32 лет он вел рассеянную жизнь светского щеголя, дуэлянта, повесы и сочинителя любовных стихов. Затем жизнь его переменилась. Увлекшись красивой и набожной сеньорой Амбросией де Кастелло, Лулл повсюду преследовал ее и однажды въехал на коне в собор, где она молилась. И тут произошла сцена, настолько потрясшая Лулла, что он в одну ночь из легкомысленного повесы превратился в верующего фанатика. Красавица показала своему докучливому поклоннику страшную рану, обезобразившую ее тело.

Потрясенный Лулл покинул столицу, вернулся в родные места и некоторое время спустя удалился от мира, поселившись в уединении на вершине горы Мирамар.

Там, в уединении, в голове терзавшего себя бдениями и постом отшельника родилась идея «великого искусства», позволявшего якобы овладеть всей суммой современного ему знания.

Первый трактат, посвященный этой идее, Лулл написал в 1274 году и назвал его «Ars magna» – «Великое искусство». Трактат положил начало серий сумбурных и многословных сочинений, в которых он с помощью своего изобретения стремился обозреть весь круг средневекового знания. Идея Лулла поражает одновременно и своей универсальностью и своей наивностью. Вкратце речь идет вот о чем.

В каждой области знаний, утверждал Лулл, можно выделить несколько основных категорий или первичных понятий, из которых могут быть образованы все остальные. Структура любого знания предопределена первич­ными категориями, подобно тому как система геометрических теорем выводится из ограниченного числа аксиом. Комбинируя различным способом эти категории, можно добыть все мыслимые знания о мире. Чтобы облегчить подобные операции, Лулл придумал простое приспособление, состоящее из системы концентрических вращающихся кругов. В этом, собственно говоря, и заключается секрет его «искусства». Круги поделены на «камеры» (секторы), которые раскрашены разными цветами и обозначены буквами.

При повороте рычага разные секторы совмещаются, и мы получаем те или иные сочетания букв – подобия формул. Вершиной изо­бретательности Лулла была figura universalis – громоздкое сооружение из 14 раскрашенных металлических дисков, приводимых в движение целой системой рычагов. При помощи этого устройства можно было получить около 18 квадриллионов сочетаний разных понятий. Задача исследователя (мы бы сказали: программирование) сводится к тому, чтобы составить для каждой науки реестр основополагающих понятий; остальное, то есть вывод научных положений, делает машина. Луллу не приходило в голову, что выработка понятий – скорее результат познания, чем его предпосылка.

Всю последующую жизнь Лулл посвятил пропаганде своего «искусства» и попыткам обращения мусульман в христианство. В 1315 году в Тунисе, в маленьком городке, где Лулл, уже глубокий старик, посреди рыночной площади проповедовал Евангелие торговцам и погонщикам мулов, толпа забросала его камнями. Окровавленное тело философа было подобрано генуэзским купцом Стефаном Колумбом; умирая, Лулл будто бы предсказал купцу, что его потомок откроет Новый Свет. Естественно, что попытка Лулла вывести с помощью ars magna все знания, как и впоследствии попытка Лейб­ница создать lingua generalis, окончилась неудачей. Однако замысел Лейбница и его глубокие идеи легли в основу современной символической логики – одного из краеугольных камней кибернетики (недаром создатель кибернетики Норберт Винер писал, что если бы эта наука нуждалась в святом покровителе, то им надо было бы признать Лейбница).


Счетная машина, над которой Лейбниц начал работать в 70-е годы, представляла шаг в направлении поиска «универсального языка». Первое описание «арифметического инструмента» сделано Лейбницем в 1670 году; через два года он составил новое эскизное описание, на основе которого был, повидимому, изготовлен тот экземпляр, который ученый демонстрировал в феврале 1673 года на заседании лондонского Королевского об­щества. Лейбниц признал, что «инструмент несовершенен», и обещал улучшить его, как только вернется в Париж. Действительно, в 1674–1676 годы он внес существенные усовершенствования в машину, но к окон­чательному варианту пришел лишь в 1694 году. Впоследствии Лейбниц еще несколько раз возвращался к своему изобретению; последний вариант был предложен им в 1710 году.

Интересно, что один из первых экземпляров «арифметического инструмента» Лейбниц намеревался подарить Петру I, но машина оказалась неисправной, а механик ученого не смог ее починить в короткий срок. Лейбница живо интересовал молодой царь далекой Московии, которого он считал выдающимся реформатором. Петр встречался и переписывался с Лейбницем, обсуждал с ним проект организации Академии наук в Петербурге и развертывания системы образованна в России.

Легко понять гордость Лейбница, писавшего почти 300 лет назад Томасу Бернету: «Мне посчастливилось построить такую арифметическою машину, которая совершенно отлична от машины Паскаля, поскольку дает возможность мгновенно выполнять умножение и деление над огромными числами...» Арифметическая машина Лейбница была первым в мире арифмометром–машиной, предназначенной для выполнения четырех действий арифметики. За три столетия в различных странах мира было создано громадное количество арифмометров, самых по­пулярных из семейства счетных машин. Оригинальный арифмометр великого русского математика и механика Пафнутия Львовича Чебышева отличался от них тем, что в нем передача десятков осуществлялась не дискретно, а плавно, примерно так же, как в современных электрических счетчиках.


В 1676 г. Лейбниц возвращается в Германию и поступает на службу к герцогам Ганновера, чтобы получать стабильный доход. Поначалу ему предоставили место библиотекаря, придворного советника, позже Лейбниц занимал должность историографа и тайного советника юстиции. В обязанности ученому вменялись самые разнообразные занятия, от написания исторических справок до опытов в алхимии. За 40 лет, проведенных в Ганновере, Лейбницем было написано огромное количество работ в области таких наук, как история, философия, математика, физика, право, языковедение, которые прославили его на всю Европу. Ученый инициировал создание Берлинского научного сообщества и в 1700 г. стал его первым президентом.

Европейская известность не скрасила последние годы жизни Лейбница, ему пришлось многое вынести из-за неблагосклонности не любившего его герцога, нападок со стороны местных духовных лиц, придворного интриганства. К нему был приставлен помощник-соглядатай, который не спускал с ученого глаз и время от времени делал доклады вышестоящим лицам, сообщал об уменьшившейся работоспособности. Страдал он не только морально, но и физически, т.к. его мучили болезни. 14 ноября 1716 г. Готфрид Вильгельм Лейбниц скончался, приняв чересчур большую дозу лекарства. Смерть великого ученого не вызвала практически никакой реакции со стороны герцогского двора и научных сообществ; в последний путь его провожал только личный секретарь.

Rambler's Top100