АРИФМЕТИКА МАГНИЦКОГО


Идет 1703 год. Леонтий Филиппович Магницкий издает «Арифметику». Первую в России учебную энциклопедию по математике под заглавием «Арифметика, сиречь наука числительная с разных диалектов на славенский язык переведеная и во едино собрана, и на две книги разделена» тираж 2400 экземпляров. Как учебник эта книга более полувека употреблялась в школах благодаря научно-методическим и литературным достоинствам.

Благодаря обширным знаниям Магницкий на долгие годы предвосхитил использующуюся в стране структуру (арифметика, алгебра, геометрия, тригонометрия) преподавания математики в средней школе.

Книга рассказывает об истории философии со времен Пифагора, Платона, Аристотеля и Эпикура, рассказывает о природе, о Земле, о других планетах Солнечной системы, о разных интересных природных явлениях. Учебник содержит более 600 страниц и включает в себя как самые начала – таблицу сложения и умножения десятичных чисел, так и приложения математики к навигационным наукам. Магницкий учит Россию десятичному исчислению. После тройки первых задач на сложение следующие примеры содержат уже больше десятка слагаемых.

Магницкий в своем учебнике не только стремится доходчиво разъяснить математические правила, но и побудить у учеников интерес к учебе. Он постоянно на конкретных примерах из обыденной жизни, военной и морской практики подчеркивает важность знания математики. Даже задачи старается формулировать так, чтобы они вызывали интерес, зачастую они напоминают анекдоты с замысловатым математическим сюжетом.

В учебнике рассматривается и геометрия. Например, теорема Пифагора изучается на задаче о башне некоторой высоты и лестнице определенной длины. Насколько нужно отодвинуть нижний конец лестницы, чтобы ее верх совпал с верхом башни? Изучается и геометрия окружности, вписанных многоугольников, ...

Учебная книга была составлена по источникам, в число которых, кроме иностранных книг, входили и русские арифметические рукописи XVII в. Заканчивается «Арифметика» использованием логарифмических таблиц в навигационном деле.

Сын крестьянина Филиппа по прозвищу Теляшин, родовые фамилии крестьянам не полагались. Леонтий вырос на берегу Селигера, рядом с монастырем Нило-Столобенская пустынь, который в тот период являлся центром духовной культуры России. В рукописной библиотеке обители он приобрел первые знания. Библиотеку собрал задолго до этого настоятель и строитель Ниловой пустыни, митрополит Сибирский и Тобольский Нектарий, который приходился двоюродным дедом Леонтию.

В 1684 г. для совершенствования знаний его отправили в Иосифо-Волоколамский монастырь, а затем – в московский Симонов монастырь. Учитывая сильное желание Леонтия учиться, его вскоре определили в недавно открывшуюся в Москве Славяно-греко-латинскую академию. В 1700 г. Леонтий был представлен царю Петру I и произвел на государя сильное впечатление своим незаурядным умственным развитием и обширными познаниями, особенно в области математики.

В 1701 году по распоряжению Петра I был назначен преподавателем школы «математических и навигацких, то есть мореходных хитростно наук учения», помещавшейся в здании Сухаревой башни. Начал работать помощником учителя математики – Андрея Фарварсона, а затем – учителем арифметики и, по всей вероятности, геометрии и тригонометрии; ему было поручено написать учебник по математике и кораблевождению.

Знания Леонтия Филипповича в области математики удивляли многих. Стоить отметить, что крестьяне, в отличие от дворян, тогда прочно закрепляемых за ними фамилий не имели. В знак почтения и признания достоинств Петр I «жаловал» ему фамилию Магницкий «в сравнении того, как магнит привлекает к себе железо, так он природными и самообразованными способностями своими обратил внимание на себя».

В литературе давно обсуждается странность замысла Петра I открыть мореходную школу далеко от моря, в центре России. На это одним из первых обратил внимание в своих воспоминаниях бывший морской министр Российской империи П.В. Чичагов: "Воспитание отец мой получил в морском училище ("школе навигацких наук"), учрежденном Петром I в Москве, в старой Сухаревой башне, немного высоко и далеко от моря". Столь же необычно и оригинально выглядит тот факт, что учебник для Математико-навигацкой школы подготовил не видавший моря самоучка Магницкий.

Петра интересовал не просто учебник арифметики, а всеобъемлющая книга с доступным изложением основных разделов математики, ориентированная на потребности морского и военного дела. Поэтому трудился над учебником Магницкий при Навигацкой школе, открытой в этот год в Москве в Сухаревой башне. Здесь он мог пользоваться библиотекой, пособиями и навигационными инструментами, а также советами и помощью преподавателей-иностранцев и Якова Брюса, который, видимо, и контролировал ход написания учебника.

Удивительно, но учебник был написан и издан всего за два года. При этом он не являлся просто переводом иностранных учебников, по структуре и по содержанию это был полностью самостоятельный труд, причем даже отдаленно напоминающих его учебников в Европе в то время не существовало.

В 1704 году Магницкому царским указом было пожаловано дворянство. Петр I был особенно расположен к Леонтию Филипповичу, жаловал его деревнями во Владимирской и Тамбовской губерниях, приказал выстроить ему дом на Лубянке, а за «непрестанные и прилежные в навигацких школах во учении труды» наградил «саксонским кафтаном» и другой одеждой.

В 1714 году Магницкому поручен набор учителей для цифирных школ. В 1715 году в Петербурге была открыта Морская академия, куда было перенесено обучение военным наукам, а в московской Навигатской школе стали учить только арифметике, геометрии и тригонометрии. С 1732 года и до последних дней своей жизни Л. Ф. Магницкий являлся руководителем Навигацкой школы.

Авторитет Магницкого среди современников был огромен. Поэт и филолог В.К. Тредиаковский писал о нем, как о добросовестном и нельстивом человеке, первом российском издателе и учителе арифметики и геометрии. Адмирал В.Я. Чичагов называл Магницкого великим математиком, а об его книге отзывался как об образце учености. «Вратами своей учености» считал «Арифметику Магницкого» М. В. Ломоносов.

Провозглашение Магницким науки (особенно математики), как своего рода судьбоносной панацеи, предвосхитило методологические взгляды на особую роль математических знаний для человека. Так, известный польский математик Г. Штейнгауз, выдвинувший в середине ХХ в. принцип "Математик всегда лучше", имел в виду, что из двух людей тот добивается большего успеха, который (в случае равных условий) обучался математике.

"Арифметика" Магницкого являлась ответом на это требование времени. Она обладала для своей эпохи крупными научными и методическими достоинствами, и ее преимущества особенно ясно выступают при сравнении с аналогичными западноевропейскими учебниками, ей современными. Словом, эта книга действительно является выдающимся памятником нашей национальной культуры, которым Россия может по-настоящему гордиться.

Вторым российским учебником по математике была книга, переведенная в 1708 году с немецкого Я. В. Брюсом, «Геометрия словенски землемерие». В основе «Геометрии» было австрийское издание «Приемы циркуля и линейки». Идет Северная война, и в перерывах между сражениями Петр I лично редактирует учебник. Присланная им Брюсу рукопись испещрена поправками, пометками, вставками и дополнениями «в премногих местах». Царь дал учебнику и новое название. Во втором издании этой книги, вышедшем под названием «Приемы циркуля и линейки», третья часть содержала тексты русских авторов, а глава о построении солнечных часов была написана Петром I.



Rambler's Top100